День на скорой помощи: журналиста «Калужского перекрёстка» приняли в реанимационную бригаду

erid: 2Vfnxxqbmkc Какие люди спасают жизни калужан и с чем медики сталкиваются на вызовах, рассказали сотрудники скорой помощи.

erid: 2Vfnxxqbmkc

Какие люди спасают жизни калужан и  с  чем медики сталкиваются на вызовах, рассказали сотрудники скорой помощи.

28  апреля в  стране отмечают профессиональный праздник работники скорой медицинской помощи. Они одними из первых спешат к  калужанам, когда речь идет о  спасении жизни.

В  Калужской области создан Региональный центр скорой медицинской помощи и медицины катастроф, в  городе 4 станции, а  в  районах работают 32 поста. Штат сотрудников по региону составляет около 1000 человек.

За прошлый год скорая помощь выезжала на вызовы почти 250 000 раз. Медики говорят, что не каждый выдержит такой ритм и  специфику работы, но тот, кто сработался в  первые месяцы, уже не видит себя в  другом месте.

В  преддверии Дня работника скорой помощи корреспондент «Калужского перекрёстка» провела день с  реанимационной бригадой и  узнала, какие люди работают в  скорой, с  чем они сталкиваются на вызовах и  какие случаи остаются в  их памяти надолго.

Проверка на прочность

Наше знакомство с  бригадой состоялось на станции. Врач Муроджон ЭГАМБЕРДИЕВ энергично приветствовал меня и  попросил одеться по форме. Мне выдали спецовку синего цвета, одноразовые маски. Врач представил меня двоим фельдшерам своей бригады  – девушки находились в  комнате отдыха, пока ожидали вызова.

— Мы обе устроились в  скорую помощь в  декабре 2021  года, окончив Калужский ме­­ди­цинский колледж, — рассказывает фельдшер Анастасия САЛЬНИКОВА . — Я  хотела здесь работать, решила, ещё когда училась. Возможно, повлияло то, что моя старшая сестра тогда работала фельдшером на скорой. Но хотеть — одно, а  попробовать себя на практике — это уже другое. Помню, в  первый месяц мне такие вызовы попадались! Это была проверка на прочность: серьёзные ДТП, смерти в  нашем присутствии и  прочее. Но я  точно на своем месте, несмотря на любые трудности. Теперь понимаю, что никуда отсюда не уйду, только сразу на пенсию.

— У меня было иначе: когда училась, то говорила, что на скорую помощь не пойду, — рассказывает фельдшер Оксана МИРОНОВА . — А  после практики всё изменилось  — мне понравилось! Ты не знаешь, с  чем столкнёшься на вызове. Едешь на температуру, а  там отёк легких. Что бы ни случилось, надо брать себя в  руки и  действовать.

Об опасности

Вызовы бывают самые разные, поясняют мои собеседницы, в  том числе связанные с  риском для жизни самих медиков. Так, буквально несколько дней назад на вызове напали на бригаду скорой помощи. Сотрудники сейчас на больничном.

— На вызове мы никак не защищены, даже не имеем права перцовый баллончик использовать, — поясняет Анастасия. — Если чувствуем ­какую-то опасность, можем не ходить без полиции. Но, когда вызывают на ножевое ранение и ты уже приехал, не будешь же стоять и  ждать, пока подъедет полиция, надо сразу действовать. Всю степень опасности осознаешь уже потом. А  там, на месте, думаешь только о  том, что нужно помочь пациенту.

По грязи – три километра

У  скорой помощи бывают и  другие сложности. Так, недавно был вызов в  пригород, у  пациента высокое давление. Бригада едет, и  в  ­какой-то момент вместо дороги начинается глина, грязь, машина встала — дальше не проехать.

— Мы в  белых кроссовках по этой грязи ещё три километра шли до дома пациента, потом так же обратно. Но мне это по душе, своя атмосфера, — с  улыбкой говорит Оксана.

Такое не забыть

Фельдшеры признаются, что у  каждой из них на работе был случай, оставивший особый след в  душе.
— Был вызов на ДТП, парень чуть старше 20  лет умер на моих глазах, травмы были не совместимы с  жизнью, — рассказывает Оксана. — Я  тогда очень сильно переживала, думала уволиться. Но на следующие же сутки получаем вызов: у  роженицы отошли воды. Приехали, а  по факту уже ребёночка принимать надо, на месте действовать. В  тот день, когда я  держала новорождённого на руках, поняла, что всех спасти нельзя, но можно помочь появиться на свет новой жизни.

На вызов!

В  этот момент в  здании раздается оповещение: «Третья бригада, на вызов!»

Оксана и  Анастасия спешно собираются и  выходят из комнаты отдыха, вслед за девушками иду на улицу, где стоит автомобиль с  надписью «Реанимация». Рядом наш врач Муроджон.

— Сердечный приступ, женщина 87  лет, — сообщает он бригаде.

В  дороге Оксана и  Анастасия надевают одноразовые перчатки, маски.

Узнаем, что к  пожилой калужанке, к  которой мы едем, на дом уже приходил врач и  дал направление на госпитализацию в  больницу «Сосновая роща».

Подъезжаем к  дому, слышно, как врач удивляется:

— Зачем же вы вышли, бабуля?

Оказывается, пенсионерка ре­ши­ла спуститься к  подъезду и  ожидать скорую на лавочке.

— И сколько ждёте нас?

— Три минуты только, — отвечает пожилая женщина.

Пока врач и  фельдшеры обследуют старушку в  автомобиле, дают ей лекарство, пересаживаюсь к  водителю.

Водитель скорой

Валерий ЛИТВИНОВ работает в  скорой помощи 14  лет. Признаётся, что на дороге всякое бывает: спешащую на вызов реанимацию не все с  готовностью пропускают.

— Люди разные, один даже без спецсигнала пропустит, а  другой и  с  сигналом не подвинется, — рассказывает мужчина. — Но большинство пропускает.

Едем на автомобиле ГАЗ. Это новая модель, пояснил Валерий, получили только в  декабре 2023  года.
Как правило, водитель ожидает вызова в  машине, оповещение приходит на планшет и  рабочий телефон бригады медиков. Кроме того, на территории станции объявления звучат как в  помещении, так и  на улице, слышно отовсюду.

От Валерия узнаю, что вызовы в  скорой помощи разделяются по так называемым потокам: экстренные и  неотложные.

Экстренный, когда надо ехать быстро, по городу до – 20 минут. Водитель включает сирену и  проблесковые маячки. Обычно так спешат на потерю сознания, инфаркты, инсульты, падение с  высоты, ДТП, пожары и  тому подобное.

Медэвакуация

Тем временем бригада закончила оказывать помощь бабушке, врач говорит, что можно ехать.

— Это медэвакуация, направление у  нас уже есть, отвозим в  приёмный покой «Сосновой рощи», — поясняет Муроджон. — Но, конечно, предварительно оказываем помощь, кардиограмму сняли, таблетку под язык, катетер поставили. Я  пациентам всегда его ставлю на всякий случай, чтобы был быстрый доступ, возможность сделать инъекцию. После этого спокойно можем ехать, везти в  медучереждение.

Пока мы везём женщину в  «Сосновую рощу», врач вносит в  рабочий планшет всю информацию о  вызове: какие обследования и  манипуляции проведены, какие препараты даны пациенту и  прочее, — всё подробно прописывается. Когда человека передадут в  стационар, там будут в  курсе, какая терапия проводилась.

Спасать жизни

В  пути спрашиваю Муроджона, почему он решил стать врачом.

— У нас в  семье медиков нет, я  первый, — рассказывает врач-реаниматолог. — Когда мне было 14  лет, моя мама заболела раком. В  нашем городе специалистов тогда не хватало, я  видел, как трудно найти хорошего врача. Тогда я  и захотел стать доктором, чтобы помогать людям, спасать их жизни.

После школы поступил в  медицинский университет, благодаря поддержке отца и  старшей сестры окончил интернатуру. Прошел её как ассистент реаниматолога, потому что на третьем курсе я  уже работал в  реанимации. Когда поступал в  интернатуру, был практически готовым реаниматологом.

Потом восемь лет работал в  общепрофильной больнице. А  в  2022  году с  женой и  детьми приехал в  Калугу, увидел вакансию в  скорой помощи. Так и  остался здесь, мне это по душе.

Трудностей в  работе немало. Пациенты анестезиолога-­реаниматолога всегда тяжёлые, надо бороться за каждую жизнь. То есть ты выкладываешься по максимуму.

Его супруга тоже врач скорой помощи. Муж и  жена берут смены так, чтобы ­кто-то всегда оставался дома с  детьми. Их младший сын уже решил, что и  он будет медиком.

Когда бригада сработалась

На первом же вызове я  отметила, что помощь бабушке бригада оказывала синхронно, слаженно. Оксана и  Анастасия практически без слов одновременно выполняли непрерывную работу: вот девушки ­что-то друг другу передают, подключают аппараты, достают лекарства, устанавливают катетер.

— Это называется «сработались», — поясняет мне после вызова Оксана. — Мы вместе долгое время, понимаем другу друга буквально без слов. Вот так руку протянул — это значит: кубиталку мне подай (вид катетера — прим.ред. ). Вторая рука — жгут подай. Понимаешь друг друга уже по взгляду.

— Да, всё происходит уже на подсознательном уровне, — добавляет Анастасия. — Мы об этом даже не задумываемся. Видишь пациента — и  все, пошла работа.

Где взять силы

Сутки, то есть дежурства, бывают разные, признаются девушки. Может быть режим спокойный, а  может выпасть такая смена, что «всех качаешь и  из комы выводишь».

На вопрос, как удаётся снять напряжение после смены, фельдшеры отвечают прямо.

— Я разделяю обычную жизнь и  работу, — говорит Оксана. — Когда я  на работе, то всё, что у  меня происходит в  жизни я  оставляю, забываю об этом. А  когда выходишь с  работы, то оставляешь все рабочие проблемы здесь же. Живёшь в свои выходные как нормальный человек.

— У меня это по-разному происходит, — берет слово Анастасия. — У  нас есть деревня, мы туда часто ездим, и  это меня очень спасает. Там спокойствие, гармония, тихий ритм жизни. Есть ещё один момент. Я  не могу просто прийти домой с  дежурства и  лечь спать. Мне обязательно надо поговорить с  мамой. Ты проговариваешь рабочие ситуации и  как будто это оставляешь.

Благодарности, говорят девушки, звучат нечасто, но запоминаются всегда.

— Бывает так, что ты ничего сверхъестественного не сделал, но тебя так искренне благодарят, что даже неловко. А  бывает так, ты человека с  того света вытащил, а  тебе доброго слова не сказали, — говорит Анастасия. — Но мы не обращаем на это внимания, главное, знаем, что сделали всё необходимое.

Спасибо МЧС

Фельдшеры поясняют, что бригада скорой помощи выезжает и  на ДТП, работает вместе с  МЧС и  полицией.

— Кстати, в  транспортировке пациента нам очень помогают сотрудники МЧС. Огромное спасибо им за это! — продолжает Анастасия. — Потому что часто рядом нет мужчин, которые могут помочь донести больного до машины скорой помощи. А  если пациент весит больше 100 килограммов, к  примеру, мы физически не можем его вынести.
— Парни из МЧС пациента на своих руках выносят, — добавляет Оксана. — Ведь бывает, что человека можно перемещать только сидя. Тогда надо вынести, спустить по лестнице сидящего на стуле пациента, плюс, например, его кислородный баллон.

Человек без сознания

И  вот новый вызов. Валерий везёт нас по улицам быстро, с  сиреной и  мигалками.

— В квартире мужчина без сознания, дыхание есть, — сообщает Муроджон и  для меня поясняет, — едем быстро, экстренный вызов.

Машина спешит по улицам города, притормаживая на перекрёстках. Практически все водители уступают, за редким исключением, когда ­кто-то один не торопится перестраиваться и  едет аккурат перед скорой.

Замечаю, что многие пешеходы тоже невнимательны. Наверное, считают, что сирены скорой — это только для водителей. Продолжают переходить зебру и  лишь некоторые останавливаются, чтобы пропустить машину реанимации.

Подъезжаем к  пятиэтажке на одной из центральных улиц города.

Водитель высаживает бригаду, а  сам аккуратно заезжает на тротуар и  ставит машину так, чтобы открыть задние двери и  подготовить каталку для пациента. Каталку выкатывает и  закатывает водитель скорой помощи.

Тем временем Оксана и  Анастасия вслед за Муроджоном спешат по лестнице наверх, заходят в  квартиру. На полу комнаты лежит и  тяжело дышит пожилой худощавый мужчина. Родственники сообщают, что последний раз он отвечал на звонки накануне вечером, а  сегодня не открыл дверь, её вскрывали. В  таком состоянии мужчину и  обнаружили.

Врач расспрашивает родных о  заболеваниях пенсионера, какие лекарства он принимает и  прочее. В  это время девушки уже снимают кардиограмму. Доктор проводит ряд манипуляций, осматривая пациента. В  дальнейшем готовят к  транспортировке в  автомобиль реанимации.

Оксана ловко забирает увесистые красные сумки с  оборудованием, которое уже не понадобится, и  относит в  автомобиль, взамен приносит носилки. Дедушку выносят из подъезда и  кладут на каталку, которую подготовил Валерий.

Была ли срочность?

Пациента отвозим и  передаём врачам больницы «Сосновая роща». Не отъезжая от места, Муроджон сообщает по рабочему телефону, что бригада освободилась. В  ответ сразу же получает новый вызов: мужчина потерял сознание на территории одного из предприятий в  городе. Валерий включает сирену, снова спешим.

На проезжей части нас встречает и  сопровождает по территории предприятия один из сотрудников. На месте видим, что мужчина, которому вызвали реанимацию, в  сознании, сидит на лавочке на улице, рядом с  ним коллеги и  руководство.

Бригада аккуратно заводит пациента в  автомобиль, где проводит полный осмотр, измеряет давление и  прочее. Не мешаю врачу и  фельдшерам, стою рядом с  водителем, у  которого спрашиваю: «Мы ехали на потерю сознания, а  по факту мужчина самостоятельно зашёл в  автомобиль. То есть срочности такой не было?»

— Как видите, бывает, что люди звонят и  сообщают одно, а  по факту помощь именно реанимации не требуется, — поясняет Валерий. — И  такое часто.

В  итоге после осмотра мужчина отказывается от госпитализации, остаётся на работе.

О  впечатлениях

Около трёх часов дня бригаде разрешают вернуться на станцию на обед. У  них в  распоряжении будет не больше получаса.

На станции прошу свою бригаду сделать памятное фото, благодарю за то, что приняли на время в  свою команду, за искреннюю беседу.

Прощаюсь с  медиками и  внутренне радуюсь, что на скорой работают именно такие отзывчивые, неравнодушные и  искренне болеющие за своё дело профес­сионалы.

В  этот момент слышу, что дедушку, которого выносили из квартиры на носилках, бригаде нужно перевозить в  Анненки: требуется консультация специалистов областной больницы. Понимаю, что обед Муроджона, Анастасии и  Оксаны пройдёт в  ускоренном режиме и,  скорее всего, в  пути.

Помощь по всем направлениям

В  Калужской области скорая помощь прибывает к  пациентам не только на привычных нам автомобилях, но и  при помощи санитарной авиации. Так, в  2023  году вертолёт вылетал за пациентами 112 раз. С  начала 2024  года было уже 38 вылетов.

На базе скорой помощи работает Центр амбулаторной паллиативной службы. При необходимости пациенты могут позвонить по телефону 713–580 или на телефон ЕДДС 103.

Ещё одно направление работы — телемедицинский центр. В  период пандемии ковида первичные обращения стали проводить как телемедицинские консультации. Позже центр стал заниматься пациентами с  хроническими заболеваниями сердечно-­сосудистой системы, онкобольными, в  скором времени и  пациентами с  эндокринологическими заболеваниями.

Скорая помощь сегодня — это множество структурных подразделений, где медики работают ради спасения жизни калужан.

Г. Калуга, ул. М. Горького, 85, стр. 4.
Тел.: +7 (4842) 71–35–87.

Реклама.  ГБУЗ КО «Региональный центр скорой медицинской помощи и медицины катастроф».
 

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.

Последние новости

Торгово-экономические отнoшения между Калужской областью и Узбекистаном выходят на новый уровень

Делегация Калужской области во главе с губернатором Владиславом Шапшой в эти дни находится в Узбекистане.

Конференция Калужского регионального общества офтальмологов России

Калужская конференция «Актуальные аспекты современной офтальмологии.

Судья, председатель судебного состава судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда С.Н. Ариничев удостоен почетного звания «Судья года»

На проходившем в г. Москве 21 мая 2024 года заседании Центрального Совета Российского объединения судей были подведены итоги Х Всероссийского конкурса «Судья года» за 2023 год.

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *